Svetlana Krilova

Svetlana Krilova

Counseling Psychologist

“Осторожно: секта!”

или

Как позициониторовали «секту» в печатной прессе после распада советского союза: 1990-2000г. (результаты научного исследования)

Думаю, мы часто видели подобные заголовки в новостях. Одних людей они пугают напоминанием об обилии сект, других — раздражают агрессивной настойчивостью, с которой газеты вашают ярлыки на некоторые оелигиозные группы.  Некоторое время назад я анализировала центральные печатные СМИ 1990-2000г. И отмечала различия в использовании понятия «секта» в Россиии и Латвии. Давайте, приняв во внимание социокультурные особенности тех лет, рассмотрим, что именно повлияло на такое отношение к понятию «секта».

Интерес к понятию «секта», а также явлению, которое стоит за этим названием, вспыхнул с особой силой в начале 1990-х годов. Причиной тому послужил ряд исторических событий, которые последовали за выходом Латвии из Советского союза. Это привело к социальным и личностным потрясениям. Утрата прочной идеологической основы привела к разрушению скрепляющих нравственных ценностей и неопределенности в отношении будущего. Такого рода процессы в сознании русскоязычного населения можно было наблюдать как в России, так и в Латвии. Именно в это время русскоязычное население столкнулось с иностранными проповедниками на территории своих стран. Данные факторы послужили причиной формирования нового понимания слова «секта».​

 

Целью нашего исследования было выявление и сравнение особенностей употребления идеологически сложного понятия «секта» в двух социолингвистических вариантах русского языка — в языке России и в русском языке Латвии.

Переходя к социолингвистическому аспекту анализа языковых единиц, отметим обусловленность развития и анализа языка культурой общества, которое является его носителем. Анализ в социолингвистике помогает обнажить характер связи языка и социума, в котором осуществляется коммуникация на нем. Также при анализе языка в диахронии существенную роль играет анализ языковых единиц с позиции социолингвистики, в которой отражена взаимовлияние языка и определенных слоев общества. Язык СМИ зачастую также отражает социальные особенности в позиции авторов материала, как носителей языка, которые принадлежат к различным слоям общества. Примером тому может служить увеличение числа средств языка(включение в публицистический текст разговорных, жаргонных слов и выражений; в молодежных газетах поощряется сознательное обыгрывание слова, сленг, намеренные переделки слов и окказиональные неологизмы в средствах массовой информации 90-х годов. В социолингвистическом анализе языка присутствует такой феномен, как идеологема, которая является политическим термином, частью какой-либо идеологии, элементом идеологической системы.

В плане социолингвистического анализа, ученых интересует времена тоталитарного режима. В данное время, особенно в советский период, мышление и восприятие окружающего мира было строго подчинено общей идеологии общества. именно в это время появляется существенное количество идеологем, связанных с существующим строем.

По мнению языковеда А.М.Селищева, за каждым словом стоит система мировоззрения конктретной эпохи, общие мысли, в которые включено субъективное понимание индивида с уже его системой мышления и установками. Человек с самых ранних лет воспринимает слова вместе с вызванными в нем ассоциациями. Значение отдельного слова или выражения раскрывается в контекстах его употребления. И значения, которые преобретает слово в различных коммуникативных ситуациях может быть и противоположными. «Нужно взаимное прояснение, сопоставление отдельного слова со всем целостным документом…» [3].

Вначале приведем короткую историческую справку, которая и послужит исходным материалом дальнейших сапоставлений. В истории языка имеют место два возможных варианта происхождения слова секта. Первый вариант приводит нас к латинскому слову sequor (sequi) — «идти за», «следовать» [4]. Вторая версия восходит к латинскому secare «отсекать», «отделять» [там же]. В наши дни обе эти версии имеют свое признание в научных кругах. [1].

В статье «“Секта” как слово и термин» А.М. Прилуцкий, А.К. Погасий обозначают негативное влияние, которое оказала атеистическая и антирелигиозная пропаганда на понимание слова «секта» на языковое сознание носителей русского языка в Советском союзе. Также отмечается, что последствия этого «еще продолжают действовать в современном российском обществе на уровне сформировавшихся стереотипов» [2].

 

В нашем исследовании методом сплошной выборки были проанализированы статьи, в заголовке или подзаголовке которых упоминалось слово секта. Было отобрано: за период 1991-2000 – 17 статей (Россия):  «Комсомольская правда», «Труд», «Известия».

23 статьи (Латвия):  «Вести», «Час», «МК-Латвия».

Выбор этого временного отрезка обусловлен культурными событиями на постсоветском пространстве. С распадом советского союза у жителей постсоветского пространства пошатнулись базовые жизненные опоры. Именно в этот период в страны хлынуло большое количество нетрадиционных религиозных течений.

 

Рассмотрев отражение понятия «секта» в печатных статьях, мы пришли к следующим выводам:

СМИ склонны экстраполировать признаки рассматриваемого понятия на различного рода группы, которые кажутся непонятными. Для усиления шокирующего эффекта новостного публицистического текста часто глаголы: сжигает, нападает, калечит, зомбирует, вымогает – применяется наравне с лексемой секта, даже в тех случаях, когда речь идет о маленькой группе затворников, которые непонятным образом (чуждым русскому человеку) совершают поклонения Господу. Таким образом, в языковом сознании человека закрепляется ассоциативная связь, которая в дальнейшем экстраполируется на разного рода сомнительные группы. Поскольку первоначально под словом секта понималась закрытая, тайная организация. Так и сейчас, если люди не понимают, что из себя представляет организация, они склонны сразу навешивать на группу ярлык секта. Также в России чаще идеологема секта используется как своего рода опознавательный ярлык, приковывающий внимание читателей.

Сравнивая признаки понятия «секта» в России и в Латвии, мы приходим к выводу, что в Латвийских СМИ того периода чаще были использованы различные синонимы слова секта как учения (9 раз). В то время как в России много раз повторялось слово секта, а приведенные синонимы были использованы реже(4 раза).

Здесь важно отметить, что в России еще в 1990-х годах особенно ощущалось влияние идеологем на умы людей. Так в средствах массовой информации идеологемы часто использовались для манипуляции сознанием масс. В связи с этим определим роль слова секта как идеологемы. В русскоязычной прессе Латвии при использовании слова секта в заглавии статьи, в тексте само слово встречается реже или заменяется более нейтральными синонимами. Однако при анализе секты как учения в Латвии встречается гораздо больше экспрессивных синонимичных лексем. Это может свидетельствовать о факторе узнаваемости и актуализации определенного понимания, не требующего синонимов и пояснения.

Основные признаки понятия «секта» в России имеют религиозный оттенок (вносящая раскол, отколовшаяся, ересь), в то время как в Латвии понимание слова секта имеет психологический оттенок (манипулирует, подавляет, вынуждает).

В СМИ метрополии высокая частотность использования признака тоталитарная, что свидетельствует о влиянии христианской (в частности – православной) направленности ученых, занимающихся проблемой сект в Российской Федерации. А в Латвии частотен термин деструктивная. На это различие повлияло, в том числе, вхождение Латвии в Европейский Союз и обретение европейских ценностей. Данное различие также обусловлено воздействием идеологической составляющей публицистики Латвии и России.

Хотя в российских СМИ и заметно использование термина деструктивная, но его сочетанием выступает слово секта (деструктивная секта), в то время, как в Латвии используется словосочетание деструктивный культ. Подобным образом обстоит дело и с признаком тоталитанная. Частота его употребления в Латвийских СМИ близка к числу упоминаний данной лексемы в России, однако на латвийских новостных порталах категоричность этого слова смягчается термином культ (тоталитарный культ).

В тексте публицистических статей Латвии с годами реже встречается слово секта, которое заменяется синонимами группа, культ, община. Иногда в заголовке статей может быть использовано слово секта, но в самом тексте оно почти не встречается. Это можно объяснить особенностями коммуникации: в Латвии люди опасаются ставить точный «диагноз» явлению, чтобы не задеть чьих-либо чувств.

СМИ России склонны экстраполировать негативные признаки рассматриваемого понятия на различного рода группы, которые кажутся «неопознанными». Для усиления шокирующего эффекта новостного публицистического текста глаголы сжигает, нападает, калечит, зомбирует, вымогает часто используются в сочетании с лексемой секта, даже в тех случаях, когда речь идет о маленькой группе затворников, которые используют чуждые православной традиции обряды и ритуалы. Таким образом, в языковом сознании русского человека закрепляется ассоциативная связь, которая в дальнейшем экстраполируется на различные сомнительные группы людей.

Номинация слова секта наиболее близка к признакам данного понятия в языковом сознании жителей Латвии в психологических науках. В языковом сознании жителей метрополии большую значимость имеют признаки имеющие место в религиоведении,

Сема ‘учение’ в период с 1991-2000 год передавалась преимущественно посредством экспрессивных суждений бред, ахинея, бредни. Нейтральный же оттенок уходит на периферию, уступая новым оттенкам значения, незафиксированным в словарях (финансы, психология).

Слово секта зачастую используется в качестве идеологемы для манипуляции сознанием масс. В данном случае идеологами выступают авторы статей в средствах массовой информации. При частотном повторении лексемы в определенном контексте, с определенным набором признаков – в языковом сознании человека слово запечатлевается вместе с набором ассоциаций. Именно эти ассоциации актуализировались в сознании носителя русского языка того времени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>